appassionata_lr (appassionata_lr) wrote,
appassionata_lr
appassionata_lr

Двор-курдонёр ультрамаринового короля...

Отдернув занавески делившие на две части огромную пятикомнатную квартиру, в столовую вошел Шаляпин, напевая: «Я здесь, Инезилья, / Я здесь, под окном»...Но Федор Шаляпин никогда не жил в этом доме, он только часто в нем бывал, потому что в его контракте было специально оговорено, что он имеет право выступать на концертах Зилоти, музыканта и дирижера. В этой квартире бывали Рахманинов, Игорь Стравинский, Сергей Прокофьев.



Но это жильцы, а что дом, приютивший столь именитых персон. Старинным это импозантное шестиэтажное здание никак не назовешь, возведено оно менее ста лет тому назад – в 1912–1914 годах, а название получило по имени хозяина и владельца Роберта Георгиевича Веге. Его еще называют домом "шоколадного короля", хотя Веге им никогда и не был)) хотя и имел незначительное количество акций в компании «Жорж Борман», но даже самого Бормана никто не называет шоколадным королем (хотя в Петербурге он именно им и был). На самом же деле отец Роберта — Георгий Иванович Веге — был доктором и основал в 1876 году на правом берегу Невы ультрамариновый завод. До этого таких заводов в России не было, а потребность в ультрамарине была — и он был привозной, довольно дорогой. Дела на заводе шли блестяще. В то время многие ринулись в эту отрасль, но Веге всех победил — почти все конкуренты закрылись, а его завод вплоть до революции производил больше половины всего ультрамарина в России.



Проектирование своего дома Р. Г. Веге поручил архитектору С. О. Овсянникову, уже построившему в городе несколько великолепных жилых доходных домов.



Облик дома на набережной Крюкова канала с атлантами у въезда во двор, с курдонером – парадным двором, образованным основным корпусом здания и боковыми флигелями, напоминал об итальянских палаццо эпохи Возрождения. В те годы это было модно, на смену модерну пришла новая тенденция – к освоению забытого культурного наследия архитектуры далеких эпох и стран.



Обустраивая дорогие, комфортные, просторные квартиры в престижном месте, домовладелец получал с них гораздо более серьезную прибыль, чем с большего количества обычных квартир. Таким образом компенсировалась и потеря полезной жилой площади из-за устройства курдонера и массивной арки на главном фасаде.



После октябрьского переворота 1917 года жильцы элитных жилых доходных домов, расположенных на бывшем земельном участке градостроителя В. И. Баженова, узнали, что Временного правительства больше не существует и что городом управляют большевики. Кое-какие квартиры внезапно опустели. Квартиросъемщики благоразумно решили переждать смутные дни за границей. Домовладельцы приказали своим дворникам держать ворота на запоре. В здания, в том числе в шестиэтажный дом с атлантами на углу Крюкова канала и Екатерингофского проспекта (№ 14/41) стали заходить специальные бригады по реквизиции «бесхозного» имущества. Частыми посетителями этого фешенебельного особняка стали и работники ЧК. Не один десяток кубометров дров вывезли тогда из «дома Веге». Из наследственных комодов и шкафов извлекли груды тончайшего батиста и драгоценные украшения. Дом еще долго не впускал революцию в свои квартиры: несколько месяцев здание держалось старым составом жильцов. Но наступило время, когда перед респектабельными квартиросъемщиками встала проблема: как спасти свои жилища от насильственного уплотнения. Тогда и приняли решение, договорившись друг с другом, «уплотняться» самим. Так в «доме Веге» появились первые коммунальные квартиры. Продолжать жить как прежде было невозможно: пришлось отпустить прислугу и сжаться со всеми своими вещами в небольших комнатах.



В Государственном Русском музее Петербурга хранится картина художника Р. Р. Френца «Крюков канал, 1920 г.». На нем изображен один из живописнейших видов набережной Крюкова канала. Слева теснится мрачная громада «дома Веге». Правее – стройная четырехъярусная колокольня Никольского собора. В глубине, за куполами деревьев – выдающийся памятник русского барокко, Никольский Морской собор архитектора С. И. Чевакинского. Город окутала напряженная тишина. Канал загружен баржами. Вокруг – ни одного человека. Таким предстал перед художником Петроград времен Гражданской войны.
После революции в доме на Крюковом канале открылась Центральная библиотека второго городского района. Туда свозили большие и богатые библиотеки. Там же, скорее всего, погибла библиотека Александра Зилоти, а также библиотека хозяина дома, в котором жил Блок, на углу Пряжки и Офицерской (сейчас — улица Декабристов. — Прим. ред.), — известного музыкального критика Евгения Петровского. Позже один его родственник писал, что в этой библиотеке были до потолка навалены огромные груды книг, нот, рукописей.



В последний раз библиотека второго городского района в этом доме показана в справочнике «Весь Петроград» 1922 года. Возможно, в 1923-м она превратилась в библиотеку РКСМ на ул. Глинки, 4–14 (Особняк Мордвиновых на Театральной, который теперь на этапе сноса).



Сейчас квартиры в доме дорогие, туристов туда пускают с трудом, но....еще осталась одна коммунальная квартира в большом и респектабельном доме ултрамаринового короля....) Войдем в парадную и мы...






















Информация из Сети
Tags: #словопетербургу, Россия, Санкт-Петербург, имена, история, путешествия, фото
Subscribe

Posts from This Journal “Санкт-Петербург” Tag

  • Где неба так много...

    "...Если бы люди знали, как приятно ходить по крышам, они бы давно перестали ходить по улицам..." это от Карлсона, который там и живет - на…

  • "МЫ ЖЕ НА ТЫ" на Марата

    Гоша приглашает в гости..."МЫ ЖЕ" любим эти Питерские улочки и улицы, набережные и мосты, дворцы и дома.."МЫ ЖЕ" любим смотреть "НА" проплывающие над…

  • Всё то, чего коснется...

    Всё то, чего коснется человек, Приобретает нечто человечье. Вот этот дом, нам прослуживший век, Почти умеет пользоваться речью. Мосты и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments